Страна потерянных вещей

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Страна потерянных вещей » Принятые анкеты и регистрация » Мартын Эдельвейс, букинист


Мартын Эдельвейс, букинист

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Полное имя
Мартын Эдельвейс.

2. Ищущий или потерянный?
Ищущий.

3. Возраст (для людей и вещей) и срок годности (для вещей)
Биологически 25 лет. Родился в 1901 году.

4. Характер
Мечтательный молодой человек, интересующийся более выдуманными мирами, описанными на страницах книг, нежели реальным окружением и реальными людьми. Инфантилен, ленив и безволен, когда дело касается неинтересных ему предметов или навязанных обязательств, но когда речь идет о действительно увлекающих его вещах, проявляет смекалку и активность. Вообще же Мартын не глуп, много читает, любит и разбирается в книгах. Легко увлекается патетическими идеями, доходя до сентиментальности в вере в возвышенное и духовное, но не спешит претворять в жизнь свои идеалы. Скажем, восхвалять человеческую храбрость совсем не тоже самое, что самому совершить храбрый поступок. В жизни все сложно, а Мартын не любит сложности, как и людей. Мягкотелый мизантроп, он привык скрывать эту последнюю нелюбовь (а вернее, страх) за скромными, заискивающим улыбками, которые также фальшивы, как и его покорное добродушие. Нет, Эдельвейс – человек вовсе не дурной, просто несколько нечувствительный к людям, его скорее можно охарактеризовать как большого ребенка, эгоистичного, безобидного фантазера.
Привычки: чесать пальцы и тыльные стороны ладони, где временами высыпает экзема.
Страхи: боится неодобрения тех, кого уважает; боится сильной боли, физических страданий; боится агрессии, и что его уличать в слабости, страхах; боится ответственности, человеческих привязанностей, осмеяния, унижения. 

5. Внешность

Реальная: Мартын среднего роста (177 см), коренаст, довольно плотен, но без полноты, хотя расположен к этому при его обычно малоподвижном образе жизни и любви к хорошей и разнообразной еде. Лицо у него приятное: круглое с большими карими глазами, густыми бровями дугой, правда, впечатление несколько портит крупный нос. Кожа очень светлая с множеством родинок. Волосы каштановые, коротко стрижены и уложены в прическу по моде конца 2о-х гг. ХХ века. Носит обычно брючные костюмы, также любит жилеты и безрукавки. Кроме того, зрение Мартына подпорчено частым чтением, поэтому часто щурится, хотя очков не носит.   

Мнимая: в Стране потерянных вещей выглядит как двенадцатилетний мальчик, худенький, встрепанный, подвижный и задорный. Цвет глаз и волос те же, что и у взрослого Мартына. Щеголяет голыми коленками из-под коричневых шорт, на ноги надеты темные носки и стоптанные черные ботинки со шнурками разных цветов. Также одет в белую рубашку и детский пиджачок, который больше Мартыну на один размер.

Мартын в Стране потерянных вещей

6. История (или биография)
По отцовской линии Мартын был швейцарского происхождения, дед его приехал в Россию в середине XIX века и поселился в семье одного русского помещика, приступив к воспитанию его детей, а после женился на старшей дочери барина. Отец Мартына, уже совершенно обрусевший, занимался издательской деятельностью – в его Петербургской типографии печатались дорогие подарочные издания классической литературы, в основном переводы зарубежных авторов. Мартын с детства рос в атмосфере благоговения перед книгой, и мальчика с ранних лет ничего другого не занимало. Впрочем, в отличие от старшего брата Петера, который должен был перенять отцовское поприще, Мартын мало интересовался деловой стороной вопроса, и его больше привлекало собирательство – букинистика в чистом виде. Уже к семнадцати годам он мог похвастаться обширным собранием редких изданий, но это собрание постигла печальная участь. В начале 1918 года, согласно декрету о печати, отцовскую типографию реквизировали, а меньше чем через полгода семье пришлось бежать на юг, и в этой спешке больше думали о спасении собственных жизней, чем книг, хотя юноше и удалось увезти с собой несколько ценных экземпляров, которые ему пришлось продать в Одессе, когда настали особенно голодные дни. Старшего брата с семьей не было – он поступил в Добровольческую армию, и, кстати сказать, с января 1919 года о нем не поступало вестей. Когда Мартын с матерью, Софьей Дмитриевной, бежали за границу, они по-прежнему надеялись, что Петер до сих жив, просто не знает, куда писать, просто почта расстроена уже несколько лет, просто слишком занят для писем, сражаясь за Родину. Но и после эвакуации Русской Армии из Крыма, ни спустя несколько лет Эдельвейсы так ничего и не смогли выяснить о судьбе Петера. Могила отца, расстрелянного озверевшими матросами-большевиками на одной из улиц Одессы в конце 1918 года, оказалась под запретом. Где похоронен брат, им не дано было узнать. Эдельвейсы поселились в Берлине, где Мартын поступил в помощники к одному старому знакомому отца, владевшему небольшим русским книжным магазином. Торговля шла не так уж бойко – получаемых денег едва хватало на оплату съемной квартиры, стол и одежду для матери, не смотря на нужду, не желавшую расставаться со старыми барскими привычками. Мартын же, хоть и находился при книгах, тосковал, тяготился ежедневной работой и с каждым годом становился равнодушней к жизни, погружаясь в воспоминания о прежней жизни в России, о петербургском доме, о беззаботном детстве, о домашней библиотеке, о книжках, которые отец позволял выбирать и покупать самостоятельно. И вот однажды Мартын за чем-то полез в подсобку при магазине и… исчез. Пропал бесследно, оставив Софью Дмитриевну оплакивать свое одиночество.     

7. Какие-то особенности, дополнения
Все ли воспоминания Мартына о прошлом истинные? Тот ли он, за кого себя принимает? И случайно ли Мартын – полный тезка одного набоковского персонажа?

8. Связь с Вами

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

9. Как часто сможете появляться?
Каждый день, не считая моментов пониженной активности, периодически возникающих из-за реала.

10. Код

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

11. Пробный пост.
На коленях Мартына лежала немецкая книжка «Unterm Rad», раскрытая на середине, но он не глядел в нее, задумчиво наблюдая за отражением солнца, ползущим продолговатым параллелограммом к черным поношенным туфлям, в которые был обут юноша. Пылинки исполняли утренний танец тишины. Даже противные визги автомобильных клаксонов не портили его. В это время посетителей обычно не было, разве забегали случайные, лениво скользившие по книжным стеллажам равнодушными глазами, зашедшие в магазин от скуки, не таившие в душе потребность в печатном слове. Мартын втайне их презирал, хорошо зная состояние усталой апатии, которое ненавидел и в себе. Впасть в него легко зимой и в пасмурные дни: тогда все книжки кажутся одинаково пустыми, надуманными, потому что сам совершенно пуст и бездумен. Ничего не хочется знать, ничто не удивляет. Превращаешься будто в толстую, ворсистую гусеницу, двигающуюся только, если какой-нибудь мальчишка потыкает в нее травинкой или кончиком веточки. Однажды на даче под Никольским…

Воспоминания не успели далеко увести Мартына, прерванные звоном колокольчика. Но на пороге возник не очередной праздношатающийся, а знакомый юноши – некогда известный московский фельетонист Колесников, а ныне подвизавшийся в одной берлинской фирме набором текстов на различных европейских языках.

- Поздно Вы сегодня, Павел Евграфович, - заметил Мартын, рыхло улыбаясь и перекладывая «Unterm Rad» с колен на прилавок. Колесников любил долго и монотонно разглагольствовать, часто утомлял Эдельвейса нудными темами, перечислением невзгод и болячек, но у Мартына нынче не задалось чтение, поэтому он даже обрадовался возможности отвлечься на живую человеческую речь.

- Да, что там. Думал, Богу душу отдам. Проснулся поутру, эдак повернулся неудачно и шею защемил – всю правую сторону от плеча до затылка как огнем. Не пошевелиться – боль страшная. Катенька растерла, полегчало немного, да все ныло еще несколько часов. Стареем, да-с. Лучше-то не становится, Мартын Сергеич. Горбишься в конторе часами на стуле на проклятом, а тело так и ноет. Не разогнусь когда-нибудь.

Колесников продолжал в том же духе, а Мартын кивал в нужных местах и улыбался, с привычной вежливостью выказывая заинтересованность, ни мало им не испытываемую. Он выложил на прилавок несколько периодических изданий («Голос России», «Призыв», «Русский эмигрант»), которые Павел Евграфович предпочитал другим, надеясь отвлечь старика от пошлых разговоров о здоровье. Впрочем, о политике Колесников рассуждал не менее пошло.

Отредактировано Букинист Мартын (2011-03-18 11:49:59)

0

2

Добрый день! Анкета приятная.
Есть только один вопрос. Получается, персонаж уже довольно долго в Стране? Просто в этом случае, наверно, все-таки стоит заранее это обозначить и хоть немного об этом написать.

0

3

Кристофер Робин
О, занятный вопрос. Зависит от того, как протекает время в Стране потерянных вещей. Идет ли оно параллельно реальному, или у него особый ход, свои законы? В странном мире, мне кажется, вовсе не странно очутиться в некоей отправной точке даже человеку из недавнего прошлого.

0

4

Букинист Мартын
Надо будет в фак дописать. Думаю, оно течет по-своему.

Хорошо, тогда приняты!
Можете начать игру с любой подходящей на Ваш взгляд локации. Если какой-то нет, можно ее создать.

0


Вы здесь » Страна потерянных вещей » Принятые анкеты и регистрация » Мартын Эдельвейс, букинист